Вот и погуляли...

Аудиокнига с мистическим содержанием может понравиться не только мамочкам, но и мужчинам. Здесь представлена не только аудиоверсия, но и сам текст. Это начало повести «Носатиха» — сама завязка истории, в которой уже заложена интрига...Итак, в одном старом-старом селе в доме на окраине умерла старуха. Жила она одна, никто никогда в гости к ней не хаживал, чаи с ней не распивал. Потому-то и заметили её отсутствие в мире этом нескоро. А если об этом и рассказывать, то подробно. В обещм, дело было так…

Народ в селе том жил весёлый. Любили местные жители коллективно посидеть да культурно побалакать. И вот как-то раз в самый разгар обсуждения местных проблем (где-то между 7 и 8 стакашком) пришла-таки в голову кому-то идиотская мысль: «А почему это мы никогда Носатую на праздники не зовём-то, а? Тож ведь, поди, наша, местная. Земеля, так сказать. Не справедливо получается!» Тут же нашлись те, которые активно поддержали предложение: «И впрямь! Пошли Носатиху звать!» Так и вывалились из-за стола на улицу, как сидели, с гармоникой.

По пути к дому старухи кого-то осенило, что Носатой-то уже почитай с неделю нигде не видно. Подвыпивший народ тут же активно принялся обсуждать новую тему. Разложили ситуацию так и эдак, вдоль и поперек и порешили: надобно-ть в дом к старухе Носатихе идтить...

А на улице уже несколько дней стояла жара под 40 градусов. К вечеру, правда, зной слегка спал, даже потянуло прохладным ветерком, предвещающим летнюю грозу. Тем не менее, если бы не коллективный запой по поводу празднования какого-то очередного сельского события или обострение хронического насморка, а может, повальное равнодушие к ближнему (не разберешь теперь), то односельчане заметили бы и раньше разносившийся по деревне характерный душок. Но, видать, не судьба.

Столпившись у забора покосившейся избёнки, народ примолк. Былая решимость покинула их. Входить в хибару местной колдуньи никто горячего желания не высказал. И посему решили послать к старухе неисправимого алкоголика Василия. А и то! У него-то все органы чувств уже давно отказали, посему он, конечно же, не шибко-то расстроится, даже если и увидит труп искореженной возрастом и нелегкой жизнью Носатихи.

Однако Васька, к которому и вломилась группа деревенских активистов, всё-таки испугался. И даже поначалу попытался отпереться от почётной миссии, возложенной на него односельчанами. Но обещанный литр самогона — это ого-го какая мотивация )) И Василий, немного поломавшись для близиру, согласился-таки.

Медленной нетвёрдой походкой делегат от сельчан преодолел расстояние от покосившегося забора до истёртой шпалы, служившей Носатихе ступенькой крыльца. Затем Васька неуверенно приоткрыл входную дверь и слегка вздрогнул от ее пронзительного скрипа, поправил полуспавшие штаны и поднял ногу, дабы сделать первый шаг внутрь. И тут вдруг случилось нечто необъяснимое...

Дверь избёнки неожиданно резко распахнулась, будто её изнутри кто-то с силой двинул мощным ударом, обдав Ваську смрадом и могильным холодом. А наружу из застоявшегося мрака вырвался на жару рой жирных зелёных мух, которые мгновенно облепили лицо алкаша, полезли в нос, уши, глаза, рот. Василий, яростно отбиваясь от них, попятился, оступился, потеряв под ногой опору в виде старой шпалы, и упал навзничь в высокую крапиву, росшую вдоль узенькой тропинки. Дверь тут же с грохотом захлопнулась.

Толпа зевак, стоящая на почтительном расстоянии от места действия, охнула, но никто не решился поспешить к упавшему земляку на подмогу – видимо, все ждали, что вот-вот он и сам поднимется. Тот же, хрюкая и извиваясь, не спешил принимать вертикальное положение. Затем ему-таки удалось сесть на земле, нелепо суча ногами. И вот тут, когда народу стало видно лицо алкоголика, стон ужаса пронесся над селом…

Как оказалось, из хибары вылетели не обычные насекомые, а мутанты. Размерами эти монстры скорее напоминали майских жуков, нежели всем привычных мух. А поскольку они были оплодотворены и нуждались в срочной откладке яиц, то уже неизвестно, сколько времени и роились у двери, с нетерпением ождая любое тело, готовое принять их личинки. Поэтому нос, рот и глаза Васьки в мгновение ока заполнились яйцами этих жутких зловонных насекомых, а затем буквально на глазах у прохожих стали превращаться в кишащих опарышей.

Васька же не сразу понял, что происходит и вначале хрипло хихикал от щекочащих его лицо насекомых. Но постепенно до его затуманенного алкоголем разума стали доходить детали происходящего, он ощутил резкую боль и стал вопить на всё село. За несколько минут, пока односельчане оторопело наблюдали за происходящим, его лицо стало превращаться в кишащуюю червями маску. Из белого оно медленно окрашивалось в розовое, затем в ало-красное. Личинки съели кожу так же быстро, как и появились на свет, и принялись жрать мышцы.

Те насекомые, которым не хватило места на лице и руках Василия, покрыли землю вокруг кишащим, жужжащим ковром… Отяжелевшие мухи не могла подняться в воздух, крылья не удерживали их в воздухе. И они с падали вниз, не долетая до столь вожделенных тел, стоящих поодаль, за забором.

В миг протрезвевшие люди стали в ужасе разбегаться, кто-то крестился, кто-то кричал, кто-то смачно виртуозно матерился. Родительницы, прикрыв подолами платьев своих детей, волокли их в ближайшие избы.

Васька орал и пытался вскочить на ноги, однако пьяное тело его не слушалось. Он срывал с лица прожорливых личинок вместе с ошмётками кожи и тканей и остервенело разбрасывал вокруг. Вероятно, в эту секунду самые ярые из хищных опарышей добрались до мозга, поскольку Васька как-то резко замолк, обмяк и словно сдался в этом страшном бою... Только по не прекращавшимся судорожным движениям было ясно, что мужик пока ещё жив.

Тут-то и прибежала ворожка бабка Евстафья, за которой, видимо, кто-то из ещё не совсем потерявших способность соображать, догадался сбегать. Она, махнув немногочисленным оставшимся зрителям рукой, чтобы не мешали, полила Ваську бензином, на ходу бормоча какие-то заклинания и чиркнула спичкой. Пламя мгновенно охватило извивающееся в судорогах тело.

Никто не успел осознать, что происходит, никому не пришло в голову прекратить совершающееся у всех на глазах убийство. Не успевший разбежаться народ так и стоял застывшими статуями, не в силах шевельнуть членами.

На мгновение вдруг стало темно… Фигура горящего мужчины поднялась во весь рост. И над селом явственно прозвучал голос Носатихи: «А будьте вы все… прокляты!» И — стало тихо так, что воздух, казалось, звенел этой тишиной.

И лишь через некоторое время только вдруг они поняли, что Васьки больше нет... А старая знахарка всё бормотала свои заклинания, делая руками какие-то непонятные пассы. Но самое главное – мухи! Они исчезли, все разом, как по мановению волшебной палочки.

Люди молча выражали своё согласие с действиями Евстафьи, потому как никто не желал себе той же участи, что постигла вечно пьяного добряка деревни...

На вопросы следователя все как один отвечали, что Ваське под белкой почудилось, что по нему ползают червяки, и он сам облился бензином и поджег себя. Носатиху похоронили в закрытом гробу, а ее домишко буквально через пару дней как-то невзначай сгорел... Село постепенно пришло в себя после пережитого, но через месяц случилось такое, что про Носатиху с Васькой все и думать забыли...

За околицей нашли начисто обглоданный скелет... чей? Из жителей вроде никто не пропадал... Пока следак с экспертом чесали репу, разглядывая кости со следами зубов, вроде крысиных, только значительно бОльших по размеру, сельчане с ужасом думали, что тот, кто вызвал мутацию Носатихиных мух, похоже, взялся за крыс...

Продолжении повести находится в стадии разработки. Скоро слушатели смогут познакомиться со следующей главой повести «Носатиха». Что же дальше произойдёт в этом странном селе? поверьте, такого поворота событий не ожидали даже сами авторы...

Однако спешим вас порадовать! В разделе «Аудиокниги для взрослых» есть и другие аудиозаписи в жанре мистики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика