Девчонкам работа такая не по уму — механизм требует мужских рук!

Я росла в многодетной семье. Вернее, это сейчас семьи с тремя детьми причисляют к многодетным. В шестидесятые годы она была самой обычной.

Старший брат учился в выпускном десятом классе, сестра — в шестом. Ну, я была первоклашкой. Мама работала в школе, вела по полторы ставки, было ещё классное руководство. Поскольку работала школа в две смены, домой частенько она приходила после 8 часов вечера, как раз в это время заканчивался шестой урок второй смены.

Отец работал до 5-6 часов, в субботу и воскресенье он был дома — отдыхал. Это были лучшие дни в неделе! Мы играли во всевозможные настольные игры или придумывали короткие слова из букв, входящих в состав длинных. Иногда ходили в лес — но это только в тёплые дни весной, летом и осенью.

Но вот в будни приходилось не очень сладко. Вся домашняя работа ложилась на плечи детей, то есть нас. И если почистить картошку и пожарить, помыть полы и вытереть пыль было несложно, то со стиркой получались накладки.

Стиральные машинки тогда были далеко не в каждом доме. А грязного белья в семье из пяти человек накапливалось немало. Вручную перестирать пододеяльники, простыни, кучу рубашек и наволочек, конечно, было можно. Но на это уходило много времени и сил. Да и руки после такой работы стирались до образования блестящих розовых пятен, лишённых кожи, которые потом покрывались болячками.

если белье линяет

Как-то мама договорилась с одной знакомой — та дала нам свою машинку ровно на сутки. Уж не знаю, чем мама оплатила ей аренду, вроде бы, связала варежки дочке. Но машинка у нас появилась в среду. Это был рабочий день, мама уходила с утра в школу на уроки. Поэтому стирку она поручила старшему брату:

— Это механизм. Девчонкам работа такая просто не по уму, понимаешь? Механизм требует мужских рук!

— Будь сделано! — шутливо отрапортовал Вовка.

Но хватило его всего на пару закладок — пришёл друг, позвал Вована на секцию: там проходило соревнование по волейболу, а в их команде был недобор, поскольку один из участников сломал ногу.

Владимир быстро нашёл выход. Подозвав к себе сестру Маринку, он заговорщицким шёпотом под огромным секретом разрешил ей постирать на машинке.

— Только смотри! Маме — ни-ни! Она вас с Санькой считает глупенькими неумехами, не доверяет агрегат... Но ведь вы не такие, да? Сумеете, точно?

В общем, Маринка с гордостью приняла эстафету. Только ей надоело это ещё раньше, чем Вовке. Да ещё эта малышня Санька (то есть я) крутилась под ногами и нудила:

— Дай мне! Ну хотя бы на кнопочку тыкнуть! Ну хотя бы одним пальчиком!

А ещё за окном подружки играли в «классики»...

— Вот часы, — наконец сказала сломленная напором просьб сестрёнки-первоклашки Марина. — После включения — это когда вот на эту кнопочку нажимаешь — большая стрелка должна перейти с одной цифры на другую, то есть пройдёт ровно пять минут. Тогда надо выключить машинку. Вот так бельё выжимается...

Мне очень понравилось крутить валики. Особенно весело было наблюдать, как с обратной стороны вылезает сплюснутая в блин колбаса из материи. А после погружения этого блина в ванну с водой простыни и наволочки расправлялись, приобретая свой первоначальный, только мокрый, вид — прям чудо какое-то!

— Бельё перед закладкой нужно сортировать, — поясняла мне далее сестра.

Но, поскольку инструкция передавалась уже в третий раз, некоторые изменения в тексте-таки появились... И это существенно изменило весь смысл сказанного.весёлая история из детства

— Сначала стираешь всё красивое, потом — серое. И уж после этого — чёрное! Поняла?

Я радостно кивала. Чего ж тут не понять? Ах, зачем Маринка прилагательное «белое» подменила словом «красивое»! Это была её непоправимая ошибка.

Самым красивым во всей куче было моё новое красное шерстяное платье. Его я и заложила в машинку в первую очередь, как только за сестрой захлопнулась дверь — она побежала-таки играть в классики со своей подружкой.

Следом в машинку отправилась мамина льняная простыня с прекрасными лебедями посередине, парочка папиных белых рубашек и полотенце с зелёными полосками...

Думаю, не стоит описывать результат моих постирушек... Пусть фантазия каждому подскажет и нарисует картину получившегося.

Вернувшая с работы пораньше мама застыла в прострации, когда увидела тот урон, который нанесла семье я своей помощью... Но меня она не стала ругать — не мне же была поручена столь ответственная работа.

Вместо этого она просто села и заплакала... Я испортила кучу вещей, причём самых лучших, ведь выбирала по инструкции сестры самое красивое... Мне было невыносимо стыдно за свою глупость и очень жаль маму.

Этот эпизод так врезался мне в память, что на протяжении всей жизни у меня ни разу не случался подобный конфуз.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика