«Магнитофон — это аргумент веский! Давай, устраивайся удобнее в маминой жизни»

Сегодня в трамвае я встретила своего бывшего одноклассника Артёма. Он первый меня узнал и подошёл. Место рядом было свободно, поэтому этот пожилой мужчина с реально обозначившимся пузиком грузно плюхнулся на него.

— Как дела? Ты выглядишь хорошо!

— Спасибо! А у тебя как?

— Да вот, проездом здесь. В Москве живу. Квартира, машина, жена, двое детей, внуков пока нет.

— А я всё там же. Живу в родительской квартире. Мужья благополучно слиняли, оба. Дети есть, внук пошёл в первый класс.

Ну вот и всё сказано. Больше говорить, по сути, не о чём. Хотя... Я видела, что у Артёма ко мне есть вопрос, который он никак не может задать. Не для того, чтобы поинтересоваться моими делами, подсел он ко мне.

— Ну, спрашивай уже. Хватит мяться, — подтолкнула я его.

— Светка... Как она?

... Светка — это моя соседка, на год нас младше. Когда мы учились в десятом выпускном классе, у них с Артёмом закрутился роман. Я тогда тоже встречалась, только не с Артёмом, само собой, а с Мишкой, одноклассником.

Вечерами каждая пара старалась занять коронное место в подъезде между дверями. Там не было ветра, было теплее, чем на улице. Свет из коридора через вторую подъездную дверь не попадал, поэтому обниматься и целоваться было намного удобнее, чем на скамейке перед домом. Опоздавшим же приходилось довольствоваться скамейкой.

Однажды Артём со Светкой вошли в нашу темноту, а мы с Мишкой, вместо того, чтобы предупредить привычным «Занято», притихли и сделали вид, что нас нет. Это был прикол такой — мы даже специально заранее перешли в противоположный угол, где обычно никто не прятался — там было неудобно стоять, а если кто-то выходил из подъезда, то мог и приложить дверью по незнанию.

Светка с Артёмом не догадывались о нашем присутствии, обрадовались, что оказались первыми. Сначала слышны были чмоки и шуршание рук под курткам. Мы с Мишкой еле сдерживали смех, предвкушая, как ошарашим товарищей по несчастью, обнаружив вдруг своё присутствие.

— Знаешь, Свет, нам, наверное, придётся расстаться...

— Почему?

— Мама против наших отношений... Ей не нравится твоя семья...

— При чём тут моя семья, твоя мама? Это наша жизнь!

— Ну, как бы не совсем... Мама меня собирается отправить в Москву поступать. Там её брат — ректор института, так что поступление мне обеспечено. И жить мне можно будет у дядьки.

— Ну и поступай! А через год я тоже поеду к тебе в Москву.

— Нет, ты не врубаешься... Мама сказала, что если мы сейчас не расстанемся с тобой, то никакой Москвы мне не будет. Никогда. И вообще, тогда она умывает руки. Даже магнитофон грозилась забрать...

— А! Магнитофон — это аргумент веский. Давай, устраивайся удобнее в маминой жизни. Пока!

Светка вырвалась из объятий Артёма, распахнула дверь и побежала вверх по лестнице. Было слышно, как она позвонила в свою квартиру, ответила матери обычное «Я!». Потом дверь за ней захлопнулась.

Мы с Мишкой так и стояли, затаившись. После такого неожиданного разворота событий обнаруживать себя было неловко...

После этого подслушанного разговора смотреть в глаза Артёму мне было противно. Светку я почти не видела. Так, изредка встречала её на лестнице. Выглядела она... скажем, так себе.

Потом и вовсе оказалось, что Светка бросила учёбу. Это было зимой. А весной нас закрутили выпускные экзамены — стало не до гуляний и не до чужой любви.мать-одиночка

А в конце лета Светка стала мамой. Эта новость ошеломила весь наш небольшой провинциальный городок. Школьницы рожали тогда не так часто, чтобы такие события оставались незамеченными. Артёма в городе уже не было — он успешно сдал экзамены в своей Москве и отбывал первую студенческую повинность то ли в стройотряде, то ли на картошке.

Я тоже поступила в институт, но в наш областной. Поэтому родителей навещала часто, каждую неделю. Естественно, была в курсе всех событий.

Дочка у Светки родилась больной. Она оказалась слепой. Знакомые уговаривали девчонку отказаться от ребёнка. Но Светка пошла всем наперекор и забрала Василису.

Как уж они перебивались с матерью, поднимая больного ребёнка, я не знаю, потому что вскоре вышла замуж и переехала в областной центр. Нет, не за Мишку вышла — за однокурсника. Мы снимали комнату недалеко от института. Родители помогала деньгами, ещё мы подрабатывали. Кое-как сводили концы с концами, но были счастливы.

Вроде и Светка потом переехала куда-то. Говорили, что вышла замуж, хотя я точно не знаю...

— Светка... Как она?

— Светка? Нормально Светка. Растит твою дочь.

— А с чего ты взяла, что мою? Это чушь собачья! Знаешь...

Артём попытался доказать мне, что дочь Светки к нему никакого отношения не имеет. Но я прервала его на полуслове:

— Кстати, Васька слепая родилась.

— Дочь Светы? Слепая??? А зачем же она её забрала? Вот дурёха! Оставила бы в роддоме!

Я посмотрела на этого уже немолодого мужчину и подумала, что время ничуть не изменило его. И говорить нам, на самом деле, совсем не о чем. Я встала и пошла на выход, хотя до моей остановки ещё нужно было ехать и ехать. И уже в дверях, выходя, я повернула голову к Артёму и сказала:

— Да уж, Артём, магнитофон — аргумент веский...

Уж не знаю, понял он что-то или нет...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика