«Пиши Виталию, что разлюбила, встретила другого. Не напишешь — ославлю на всё село!»

Когда дочке исполнился годик, мы с мужем решили в его отпуск съездить к нему на малую родину. Его мать приняла нас душевно: был накрыт стол, за которым собралась большая часть родни, доселе мне незнакомой. Пришли и старые друзья Сашки, одноклассники. Одна семейная пара привлекла моё особое внимание...
Это были бывшие его одноклассники, Татьяна и Виталий. Оба молодые, весёлые, задорные. Татьяна была слегка беременной. Месяце так на 3-4. И муж так трогательно выказывал о ней заботу, что это умиляло.счастливые семьи
И всё было бы прекрасно, только... многое смущало меня в облике молодой женщины. Была она какой-то неловкой, что ли. То из чашки чай у неё выплеснется, то кусок торта уронит прямо на скатерть.
А эти нелепые перчатки на руках! Она что, в веках заплуталась? Ещё бы шляпу с яблоками и кистями виноградными на голову напялила! И платье с кринолином. Да, ещё кружевной зонтик не помешал бы. А что, слабо?
Я еле сдерживалась, чтобы не подшутить над нелепой одноклассницей мужа. Но тот, зная мой острый язычок, который иногда работал во вред мне, шепнул на ухо:
— Татку не трожь! Потом всё расскажу.
Заинтриговал... Позже, когда все разошлись, Сашка, и правда, рассказал мне удивительную историю, грустную и романтичную, про любовь и верность.
... Таня и Виталька подружились ещё в первом классе. Они сидели за одной партой, вместе шли домой, вместе делали уроки. Иначе и быть не могло: дружили с детства их родители, а ещё раньше — их бабушки и дедушки. Так часто бывает в небольших посёлках городского типа.
Потом, как водится, любовь-морковь, проводы в армию и клятвенные обещания верно ждать. Витальке-то что: он служит, там особо не загуляешь. А вот Танька... Она не сдержала своего слова. Правда, честно в письме созналась, что изменила, встретила настоящую любовь. Мол, прости, дорогой, давай расстанемся друзьями.
Виталий был просто в шоке! Сначала хотел руки на себя наложить. Благо, рядом оказался хороший мудрый друг — заметил вовремя и остановил. Потом парень хотел сбежать в самоволку и застрелить изменницу. И снова друг остановил.
Короче, выкарабкался Виталька кое-как из своей депрессии. Выкарабкался и стал жить, как Бог на душу положит. Сразу после дембеля — мимо хаты с песнЯми, как говорится! К матери заезжать не стал — не особо тёплыми у них были отношения об ту пору. На том же поезде, на котором из места службы выехал, и укатил прямиком на БАМ — стройка века такая была в давние времена.
Приехал, оформился и стал там работать. Деньги хорошие платили, хотя условия были адские. По утрам вода в умывальнике в лёд превращалась... А в одном бараке размещались до 20 человек. Некоторые парни даже с жёнами были... Им простынёй уголок огораживали.
Трудно жил, но работал. Не ныл. А вот душа — та ныла... Тянуло его домой. Хотелось в глаза суке глянуть, в лицо ей плюнуть... Ну, не мог Виталий простить свою бывшую, никак не мог!
И в первый же отпуск рванул Виталий в свой городок. Приехал, пошёл в клуб. Только там одна молодёжь зелёная, никого знакомых. Хотя... Увидел Виталька соседку свою. Той, когда он в армию уходил, лет 12 было. Подросла, изменилась, конечно, но узнать можно.
Подошёл, спросил, как дела. Осторожно перевёл разговор на Татьяну. То, что он узнал, повергло его в ещё больший шок, чем известие об измене любимой.
Оказалось, Татьяна была верна своему избраннику. Не изменяла она никогда. Но так получилось, что однажды в электричке на неё напала группа подростков. Чего уж им было нужно, неизвестно. На суде они говорили, что просто хотели у девчонки кошелёк отжать.
Только тут кто-то из перепивших подростков выхватил нож и воткнул его в предплечье девушки. Увидев кровь, компания испугалась и разбежалась. Электричка была поздней, народу мало. А когда началась потасовка, и последние разбежались. Осталась Татьяна валяться в пустом вагоне до самого въезда электрички в депо. Там её и обнаружили рабочие.
В больнице спасти руку девушке уже не смогли — слишком поздно попала она к хирургу. Слава Богу, что жизнь сохранили.
Уезжала Таня на занятия юной пышечкой-красавицей, а вернулась домой посеревшей безрукой худышкой... Была весёлой хохотушкой, а стала молчаливой затворницей...
А тут ещё мамаша Виталькина! Заявилась к несостоявшейся невестке и с порога начала ей мозги вправлять, что, мол, её беда — это её беда, и нечего ещё и сыночку её жизнь ломать до кучи.
— Пиши Виталию, что разлюбила, встретила другого. Не напишешь — ославлю на всё село! Разнесу, что тебя твой тайный возлюбленный за измену подкараулил и ножом пырнул. И свидетелей найду, не беспокойся!
Татьяна, и так сломленная своей бедой, плохо соображала тогда. Но то, что любимому жена безрукая — только обуза ненужная, уяснила. Села и написала в армию Витальке письмо, как мать его велела.
После такого рассказа Виталий из клуба рванул к Тане. Она ему дверь открыла, даже не спросила, кто там. Как будто ждала его. Стоит перед ним в ситцевом платьишке коротеньком, без рукавов... И култышка торчит из одной проймы...
Заплакал Виталька... Он много горя в армии повидал, как парни молодые гибнут, видел. И не плакал. А тут...
— Выходи за меня, Татка! И прости дурака... Поверил я в твою измену! Век себя не прощу!
Ну, проплакали они на пару на кухне почти всю ночь, чайник чая выпили. Пыталась Татьяна отговорить Виталия от скоропалительного решения. Только тот был непреклонен.
Наутро заявление подали в ЗАГС. Пошёл Виталька сначала в примаки к тестю с тёщей — не мог мать простить за её подлость. Потом им уже собственную квартиру выделили.
Все деньги, что на БАМе заработал, истратил на протез самый современный. Татьяна с ним как раз в гости и пришла. Ещё не совсем обвыклась, потому и неловкой такой была. А чтобы в глаза не бросалась кисть искусственная, перчатки на руки надела...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика