Потеряла сына — обрела дочь

Эта история была бы банальной, если бы события не перевернули всё с ног на голову... Такой развязки не ожидал никто, даже те, кто хорошо знал Ксению Петровну и её непутёвого сына со злобной неуживчивой невесткой. Однако, расскажу всё по порядку.

— Ксения Петровна, что-то Вы выглядите сегодня неважно. Случилось что-то? Дома?

— Да, Валюш... Случилось. Владька мой... сын... Разводиться надумал. Другую нашёл. Ну, я его, конечно, понимаю. Жена у него — та ещё стерва. Как я отговаривала его на ней жениться! Да куда там... Упрямый, весь в отца...

— Ну, может, тогда это и к лучшему? Новая семья — новая жизнь.

— Ох, Валюш... Не всё так просто. Здесь же у него Кристя, дочь, остаётся. Нет, можно было бы попытаться отсудить ребёнка. У его нынешней жены официальной, Галины, ни работы, ни образования. Да и квартира так-то на Владика куплена, мы с покойным мужем её ему подарили ещё до свадьбы. Но он же не хочет! Говорит, его новая пассия ни о каких детях из прошлой жизни даже слышать не хочет. И вот он решил оставить Кристиночку с матерью.

— Да... Ну, что ж. Это их решение. Вы на него повлиять никак не сможете.

— В том-то и дело, что не смогу. Только я Кристичку очень люблю. А Галина... Говорю же, стерва она последняя. Ещё когда с Владькой жила, меня к внучке не подпускала, если сына дома не было. Ой, чего только я от неё не наслушалась! Отвратительная бабёнка. Гадкая. А теперь-то и вовсе мне дорога туда заказана...

Вот такой разговор состоялся у меня с сослуживицей два месяца назад перед этим случаем, который поставил всё с ног на голову. Но, как говорится, у тебя сапог не трёт — ты о чужих мозолях долго помнить не будешь. Поговорили и забыла я.

В тот день, через 2 месяца, как её сын расстался со своей женой, Ксения Петровна не вышла на работу. Я стала ей звонить.

— Валечка! У нас беда! Только что меня вызвали в полицию. Моя Кристиночка... — и Ксения Петровна расплакалась.

Постепенно мне удалось выяснить, что же произошло. Оказывается, три дня назад Галина, бывшая сноха Ксении, решила устроиться на работу, пошла на собеседование. А дочку, трёхлетнюю Кристину, заперла одну дома. Могла бы, конечно, попросить соседку-пенсионерку посидеть или Ксению Петровну — та взяла бы ради такого случая отгул, у нас такое можно. Но — гордость родилась раньше неё...

По дороге Галину сбила машина. Авария была ужасной... Женщину в бессознательном состоянии доставили в реанимацию. Сумку с документами и телефоном кто-то подобрал — вот сволочи! Позарились на мелочовку...

Маленький ребёнок три дня просидел один взаперти. А тут соседка пошла на работу и увидела, что девочка стоит во весть рост на окне, упершись руками в стекло. Она испугалась, позвонила в полицию, сама бросилась к дверям Кристи и стала звонить.

Девочка подошла, плача, рассказала, что мама ушла уже давно и не возвращается. А Кристя проголодалась. Хлебушек кончился... Сердобольная соседка тут же отпросилась с работы. А после вскрытия квартиры забрала девочку к себе. Покормила, успокоила кое-как.

Слава Богу, признаков истощения у девочки не было. Мать оставила ей хлеб, яблоки и конфеты. Ещё Кристя в холодильнике нашла колбасу, которую грызла зубами — нож мама строго-настрого запретила ей брать. Это поддержало её.

А на третий день как раз ничего не осталось. Кристина проголодалась и решила ждать маму, стоя на окне. Как только она не вывалилась с пятого этажа! Это чудо какое-то...

Всё та же соседка выспросила у Кристиночки про её других родственников. Почему-то девочка вспомнила не про папу, а про бабушку. И даже назвала место работы — Кукольный театр. Наверное, потому, что Ксения Петровна несколько раз приводила внучку к себе на работу, показывала всё. У девочки осталось много впечатлений.

Найти Ксению Петровну в театре не составило особого труда: коллектив был сплошь молодой, внучка имелась только у костюмерши-портнихи.

Ксения Петровна забрала девочку, позвонила сыну. Только тот наотрез отказался забирать дочку в новую семью... Пусть, говорит, оформляют в детский дом. И тут молодая жена свои права диктует...

Ксения Петровна, обзвонив больницы, нашла Галину. Та всё ещё находилась в коме.

Время шло. Кристина пока жила у бабушки, можно сказать, нелегально. Ксения Петровна оформила отпуск.

Галина из комы вышла, но так и не оправилась. Она перестала разговаривать, ходила с отрешённым видом, не реагировала на дочь. Короче, помешалась рассудком. Слава Богу, санитарные правила выполняла, наверное, по привычке. Ела тоже сама.

Ксения Петровна пыталась устроить Кристину в детский сад, чтобы снова выйти на работу. Но там потребовали заявление от родителей либо от официального опекуна. Тут сын вовсе повёл себя неадекватно — сам написал отказ от дочери...

Пришлось Ксении Петровне обращаться в соответствующие инстанции, чтобы признать и мать девочки недееспособной. Это было не так сложно. Врачи уже и так подготовили бумаги — держать женщину в больнице дольше было глупо.

Оказалось, что родных у Галины нет. Поэтому её определили в дом престарелых — дома инвалидов в районе не было, всех молодых людей, требующих постороннего ухода, устраивали вместе с ненужными никому стариками.

Суд постановил признать Ксению Петровну опекуншей над внучкой. Квартиру сын продал, а деньги забрал.

— Хватит тебе и алиментов, которые я буду выплачивать на девчонку! А могла бы, между прочим, и отказаться от них — сама ещё работаешь, — сказал грубо матери и ушёл.

И вроде бы всё должно наладиться с этой поры. Ан нет! Кристина постоянно плакала, звала маму. Бабушка стала переживать за её психическое здоровье...

Подумав немного, Ксения Петровна решила забрать к себе и Галину. В небольшой двухкомнатной квартирке разместились, пусть не с комфортом, но более или менее.

Галина молчала, ходила по дому, как тень. Но вела себя мирно, спокойно. Постепенно Ксения Петровна привыкла к ней. Слава Богу, Кристиночка стала веселее. Она показывала матери кукол, картинки в книжках, рассказывала, чем они занимались в садике. Галина молча смотрела на всё, но, казалось, внимательно слушает дочь, хотя эмоций никаких не выражает.

И вот недавно Ксения Петровна пришла чрезвычайно возбуждённая. После расспросов она рассказала:

— Галина... Видимо, её сильно та машина ударила... Она ни с того, ни с сего решила, что я — её родная мать! Вчера произнесла своё первое слово после аварии. Обратилась ко мне... Так и сказала: «Мама!» И голову на колени мне положила...отношения свекрови и снохи

А тут ещё Кристя... Так обрадовалась, подбежала, сзади меня обняла и давай целовать! А я сижу, как дура последняя, и реву белугой... Вот вроде и ненавижу эту стерву, ой, как ненавижу! А оттолкнуть не могу. Это уже как будто бы и не она вовсе... Другой человек: несчастный, судьбой обиженный...

... В школу Кристину в первый раз повели и бабушка, и мама. Кристя была счастлива. Галина так до конца и не восстановилась. Она по-прежнему считает бывшую свекровь своей матерью. А Ксения Петровна и не возражает...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика