Ущербные

— Валь, тётя Маша из 15 квартиры говорит, что в их фирму требуется специалист, — к мужу подсела измученная супруга со следами раннего старения.

— Какой специалист? — пробубнил Валентин, вынимая из холодильника запотевшую бутылку пива.

— По уничтожению тараканов... — тихонько прошептала жена, втянув голову в плечи.

— Хм! Ты меня готова ассенизатором устроить, лишь бабки с меня рубить! — усмехнулся Валентин.

— Ну вот чего ты так? Сам же виноват! Была работа хорошая, так ты не можешь нигде удержаться. Разве я виновата в этом? А одна я детей тянуть просто не в состоянии! Ты же уже, почитай, два месяца не работаешь... — и женщина уткнула лицо в ладони. Её плечи стали вздрагивать.

— Ладно, не реви... Схожу в эту фирму, так и быть...

... Заявление Валентин подал в отдел кадров и стал ждать решения. Вечером ему с фирмы позвонила секретарь директора и передала предложение от своего руководителя встретиться с ним лично.

Это удивило Валентина. Но, тем не менее, он явился у назначенному времени.

Павел Владимирович коротко кивнул вошедшему и предложил жестом присесть.

— Я заинтересовался вашим резюме. Вы же заканчивали химико-технологический?

Валентин удивлённо посмотрел на директора. Зачем руководителю лазить по резюме претендентов в рядовые морильщики тараканов и клопов?

— Ну... заканчивал.

— У меня есть к вам интересное предложение.

— От которого я, по закону жанра, не смогу отказаться, — ехидно вставил Валентин.

— Здесь я вам не указ. Выбор за вами. Нам требуется технолог по разработке промышленных инсектицидов нового поколения. Я хотел предложить вам попробовать свои силы. При удачном раскладе есть возможность стать начальником технологического отдела — нынешний, Максим Петрович, собирается открывать свою фирму в Москве.

У Валентина даже руки задрожали... Последние лет пять он перебивался вакансиями грузчиков да дворников, совсем забыв, что когда-то был подающим надежды студентом-химиком. Конечно, любой труд уважаем... Но это только на словах.

Павел Владимирович усмехнулся и добавил:

— Чё, Валёк, штаны обмочил? Только с бобрами воевать умеешь?

Валька вспомнил, наконец, кого так напоминал ему этот импозантный мужик. Он вскочил, отшвырнул стул ногой и выскочил из кабинета. В дверях столкнулся с этим самым Максимом-очкариком, место которого пророчил ему Павел...

... Двенадцатилетний Пашка сидел на скамейке и с завистью смотрел на мальчишек, увлечённо гоняющих по спортплощадке футбольный мяч. Он совсем недавно переехал в этот квартал и друзьями обзавестись пока не успел.

— Дразнят? — услышал за спиной.

Рядом присел мальчишка с очках с толстыми стёклами.

— Угу, — кивнул Пашка. — И тебя?

— Ну, а то! — подтвердил тот. — Пошли, что ли, в ножички порежемся?

— Я не умею. Научишь?

— Конечно!

Они отошли к песочнице, расчистили небольшой участок от сухого песка. Макс начертил ножом круг, разделил его ровно напополам. Мальчишки выбрали каждый себе «владение» и стали по очереди кидать нож в чужую землю. Если он удачно втыкался в песок, то отрезали куски чужой земли и добавляли к своей, стирая старую границу.

Постепенно ребята так увлеклись, что забыли про футболистов. Зато тем уже надоело гонять мяч. И их заводила — высоченный Валька-достань воробушка — вихляющей походкой направился прямо к Пашке и Максу. Вся его свита поскакала следом за предводителем.

— Чё, Бобёр, штаны обмочил? Мы тебя послали помнишь куда? Ты там уже побывал? Ха-ха! Вижу — побывал... Ребят, мочи их! Не убил бобра — не получил добра! — заржал Валёк и бросил в лицо Пашки горсть песка.как выбраться из изгоев

Пока Павел протирал глаза, Максим подобрался весь, напружинился... и кинулся на Вальку! Дылда не ожидал такого от хлипкого очкарика, покачнулся и шлёпнулся на спину. Откуда у Макса появилась такая прыть, Пашка узнал уже позже. А сейчас он вместе со всеми с изумлением наблюдал, как ловко очкарик заломил поверженному руки и засунул их ему под спину, уселся на грудь и стал выкручивать обидчику уши.

— А-а-а-а! Дурак, козёл, сволочь! Как дам! Отпусти-и-и-и... — взвыл дылда, извиваясь под мелким и хилым, вроде бы, победителем.

— Проси прощения у моего друга, тогда отпущу, — смилостивился Макс. — Паш, тебя как по батюшке кличут?

Пашка чуть было сам не расхохотался от такого вопроса. Но справился и ответил в тон другу:

— Павлом Владимировичем меня величают.

-Вот. Говори: «Павел Владимирович, примите мои извинения и простите великодушно! Впредь, клянусь, никогда первым не нападать на людей, а токмо защищаться, ежели понадобится!»

И Валька был вынужден повторить эти слова за очкариком... Потом толпа с униженным и побитым главарём удалилась, а мальчишки продолжили свою игру.

— Они меня давно чморят, — поделился Максим. — Очки мои им не нравятся... Ну, я и пошёл в секцию. Там мы отрабатываем приёмы защиты. Это был мой первый раз, когда я применил уроки на практике.

— Здорово! А мне с тобой туда ходить можно?

— Конечно! Завтра как раз у нас будет очередное занятие.

— Максик, а вот и мама пришла! Пойдём обедать! И друга своего зови, — приятная женщина подошла к ребятам.

— Да нет, я не хочу, — попытался отказаться Пашка.

— Как так — не хочу? У тебя дома кто сейчас есть?

— Никого. Мама придёт только вечером, — грустно ответил мальчик.

-Ну вот, значит, вопрос решён: идём к нам, обедаем, а потом займёмся вот этим...

Мама Максима вынула из сумки какую-то коробочку с нарисованным на ней старинным аппаратом на трёх ножках. Дядька возле аппарата накрылся с ним вместе чёрной материей. Перед ним застыла группа людей.

— Это что? О! Мы будем делать старинные фотографии! Ура! — Макс запрыгал от радости.

До самого вечера Пашка пробыл у Макса. Они сделали состав для негативов, намазали им стеклянные пластинки, потом собирали старинный фотоаппарат по инструкции. Правда, фотографировать людей на нём было нельзя, потому что сама съёмка длилась 3 часа, а вот природу можно было спокойно...

... Пашка вспомнил Вальку сразу, как только к нему с просьбой куда-нибудь пристроить соседа-алкаша обратилась пожилая инженер-технолог. Она назвала его имя и фамилию: «Валентин Дуденгефт» — таких фамилий не так-то много было в округе.

А вот Валентин не сразу вспомнил замухрышку с торчащими вперёд зубами, который когда-то жил в их дворе. Наверное, потому, что узнать его в нынешнем успешном и довольно-таки красивом мужчине было нереально. Да и очкарик изменился... Валька почувствовал стыд, да... Впервые за многие годы ему стало неловко за свою юношескую глупую браваду.

Собственно, вот чего он цеплялся к этим лохам? Они ему, по сути, ничего плохого не делали. Просто Валька заранее был уверен, что не получит отпора от этих ущербных. Ан вот оно как обернулось-то...

На другой день Валёк всё-таки собрал свою волю в кулак, затолкал гордость подальше и снова явился на приём к Павлу.

— Да, проходите! Павел Владимирович ждёт вас, — приятно улыбнулась Вальке секретарша.

— Вот скажи мне как на духу... Зачем я тебе сдался-то? Почему ты мне помочь хочешь, работу хорошую предлагаешь? — сразу с места в карьер взял Валька.

— Почему? — Павел Владимирович задумался. — А потому, Валька-достань воробушка, что благодарен я тебе. Вот и хочу таким образом выразить эту самую благодарность.

— Благодарен? За что же? Что тогда только песком в зенки сыпанул, а руки-ноги не переломал?

— Дурак ты, Валёк! Я ж после этого случая цель себе поставил: во что бы то ни стало добиться в жизни чего-нибудь стоящего. Чтобы доказать тебе и твоим подпевалам, что я — не чмо, каким вы меня считаете. Так вот и доказывал поначалу. А потом уже привык — по-другому жить не получалось. Так что, спасибо тебе, Валька! Из-за тебя я человеком стал.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика